Зв'язатися з нами
Search
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in excerpt
Search in comments
Filter by Custom Post Type

/ Реєстрація

Запреты стран-импортеров – это политика, но если Украина хочет удержать и расширять рынки сбыта, нужно играть по правилам

Назад до думок експертів

В последние годы, а может, и десятилетия импортеры все больше пекутся о безопасности закупаемой агропродукции, в то время как некоторые участники рынка Украины все еще путают этот термин с качеством. Ну, а почему бы и нет, если весь мир шагает вперед и живет по новым стандартам качества и безопасности продукции, а в Украине ГОСТы, ТУ и методики определения тех или иных показателей не то, что не гармонизированы с мировыми, они не пересматривались десятки лет. Кроме разве что стандарта по пшенице, который при этом так и остался недогармонизированным с мировыми нормами и, мягко говоря, не совсем работает в украинских реалиях…

Тем не менее, безопасность продукции в приоритете у многих стран-импортеров, а незнание закона не освобождает от ответственности. И если при низком или несоответствующем прописанному в контракте качестве экспортер потеряет в цене, то результатом наличия запрещенных пестицидов или несоответствия фитосанитарным требованиям страны-импортера станут возврат всей партии и финансовые потери, а также пошатнувшаяся репутации конкретной компании и страны в целом.

Об изменениях требований импортеров, о тарифных и нетарифных барьерах, как со всем этим жить и работать, а главное – как действовать на упреждение проблемы? Об этом и многом другом ИА «АПК-Информ» побеседовал с Вадимом Турянчиком, советником президента УЗА по пищевой и кормовой безопасности.


– Вадим, поделитесь своими впечатлениями относительно прошедшей части 2020/21 МГ. Какие ключевые особенности Вы бы выделили? Как они отразились на работе экспортеров и на политике закупок импортеров?

– Если не считать карантина, закрытия границ по многим направлениям, отсутствие множества мероприятий, непривычные форматы конференций и перемещение активной жизни из offline в online, я бы, наверное, выделил три вещи:

  • Снижение урожая-2020 по ряду зерновых и масличных до 30% из-за погодных условий по сравнению с урожаем-2019. Например, кукурузы – с 38 млн тонн до 29 млн тонн. Но даже при таких неблагоприятных условиях мы смогли собрать третий урожай за всю историю независимой Украины – 84 млн тонн при ожидаемом экспорте 50 млн тонн.

  • Аномальные погодные условия повлекли за собой ухудшение качества урожая, например, рапса, в частности по показателю масличности. Согласно статистике ведущих сюрвейерских компаний – членов УЗА (SGS и Cotecna), данный показатель в сравнении с прошлым годом не дотягивал в зависимости от региона приблизительно на 1,5% (as is) до среднего содержания масла в рапсе. Цифры в сезоне-2020/21 были в пределах 40,5-41%, а в 2019/20 МГ – 42-42,5%, что за собой влечет дисконтирование по цене, если масличность ниже контрактной. Но общее качество зерна пшеницы и ячменя, наоборот, выше прошлогоднего. В частности, мы видим, что в украинской пшенице урожая 2020 года выше показатели натуры – 79,8 кг/гл, числа падения – 380 сек., клейковины – 27% и белок на сухое вещество на уровне 12,9%.

  • Ну, и last but not least, это новые лимиты в Европейском союзе на хлорпирифос и хлорпирифос-метил. На этом, думаю, мы с вами остановимся подробнее.

– Продбезопасность и ограничительные меры считаются одними из главных и самых непредсказуемых факторов, что заметно усугубилось в условиях пандемии. Как складывается работа в таких условиях?

– Первый месяц, помню, были определенные опасения, некоторые страны вводили весьма странные ограничения в связи с опасением передачи COVID-19 через зерно. Например, такие, как ожидание судна на рейде до двух недель карантина, прежде чем зайти в порт. Причина в том, что банально не были достаточно осведомлены, что передача вируса через зерно невозможна. Мы все, в принципе, поначалу не понимали, как жить в условиях карантина, но потом все встало на свои места, и люди, компании и страны втянулись в работу в таких условиях. Зерновики Украины благодаря общественной позиции ассоциаций, а также пониманию чиновников, одни из тех, кто наименее пострадал от пандемии. Нам не ограничивали ни перевозки, ни экспорт, таким образом, стабильный аграрный сектор в очередной раз подставил плечо всей экономике страны и аграриям, в частности накануне и во время весенней посевной кампании. Мы благодарны правительству, которое услышало позицию УЗА и не поддалось на панические призывы отдельных политиков ограничить экспорт.

– В то же время в условиях пандемии страны-импортеры заинтересованы в формировании стратегических запасов. Способствует ли это смягчению требований к качеству и фитосанитарному состоянию агропродукции?

– Не могу сказать, что карантин повлиял как-то на отношения на рынке и на формирование стратегических запасов, тем более на требования к качеству и фитосанитарному состоянию зерна. Повышенный спрос импортеров к украинскому зерну лишь только способствует улучшению финансовой ситуации зерновиков и экономики страны. Ведь внутреннее потребление страны – это только треть производства зерна. Остальное мы вынуждены экспортировать.

– В последние годы страны-импортеры все больше беспокоятся о безопасности закупаемой продукции. Какие ключевые изменения произошли в 2020 году? Чего ожидать в текущем?

– Позвольте не согласиться. Я бы сказал, заботятся о безопасности продукции не в последние годы, а в последние десятилетия. Многие страны, которые не имеют внутренних требований по определенным опасным химическим факторам, руководствуются требованиями стандартов Комиссии Codex Alimentarius, которые, в свою очередь, впервые были опубликованы еще в 80-х годах. В настоящее время Комиссия Codex Alimentarius насчитывает 189 членов, включая 188 стран-членов и 1 организацию-член (Европейский союз). Например, лимиты к хорошо нам известному хлорпирифосу существуют еще с 2003 года, в Украине же лимиты существуют только для зерновых и подсолнечника.

13 ноября 2020 года в ЕС в действие вступили новые максимально допустимые лимиты остатков пестицидов (MRL) для Chlorpyrifos и Chlorpyrifos-methyl на уровне 0,01 мг/кг для всей продукции (зерновые, масличные в том числе), в соответствии с Регламентом ЕС 2020/1085 от 23 июля 2020 года с внесением изменений в приложения II и V Регламента ЕС 396/2005.

В этом, как и в следующем, году стоит ожидать пересмотра не только в ЕС, но и других странах и по другим пестицидам и не только. Ведь безопасность продукции – это приоритет для многих стран. Не стоит путать с качеством. Качество – это коммерческая составляющая, и если, например, масличность будет ниже контрактной, клиент примет продукцию, но с определенным дисконтом, а вот если в продукции будет определено наличие пестицидов, это повлечет за собой возврат всей партии.

– Пожалуй, одним из наиболее обсуждаемых вопросов стали изменения в Регламенте ЕС относительно хлорпирифоса и максимального уровня остатков хлорпирифоса и хлорпирифос-метила, которые вступили в силу в ноябре 2020 г. Как это отразилось на объемах экспорта украинской агропродукции? В текущем сезоне Украине повезло, и львиная доля поставок была отправлена до начала действия новых требований, не так ли? Каковы Ваши ожидания на следующий год?

– Я бы не назвал это везением. УЗА занимается этим вопросом на международной арене в рамках IGTC и Coceral последние 4 года. Наши эксперты вместе с уважаемыми международными ассоциациями нарабатывали соответствующие нормы и активно информировали как правительство, так и рынок. Но тогда многим в Украине это казалось неосуществимым, следовательно, этому вопросу мало уделяли внимания в правительственных кабинетах. А когда вопрос стал ребром, Украина оказалась не готова. Во многом предотвратить проблему удалось благодаря оперативной реакции УЗА и Госпотребслужбы, а также других ассоциаций в феврале 2020 г. на обращение Европейской комиссии к Украине о планируемых изменениях в лимитах на хлорпирифос и хлорпирифос-метил, а также эффективную информационную кампанию и работу с поставщиками международных и украинских экспортеров. Регулярно рассылались письма и уведомления о последних изменениях в ЕС, с рекомендациями, об альтернативных препаратах, а также предотвращении перекрестного загрязнения пестицидами. Чем, по идее, должно заниматься государство, в частности министерство, которое было, которое потом расформировали и создали заново, но как-то наполовину. Хлорпирифос – жирорастворимый пестицид и поэтому перейдет практически полностью в масло. В масле приблизительную концентрацию посчитать можно, используя так называемый теоретический «processing factor». При масличности 40%, например, в рапсе и показателе хлорпирифоса, например, в 0,01 ppm мы получим в масле цифру около 0,024 ppm, что в 2,5 раза выше новых европейских лимитов. Не стоит забывать, что экспорт рапса из Украины в ЕС составляет ни много, ни мало, а 95% всего урожая, это порядка 3 млн тонн.

Тем, кому интересно узнать больше о processing factor, я бы рекомендовал прочесть исследование FEDIOL «Experimental determination of pesticide processing factors during extraction of seed oils» . FEDIOL – это федерация, представляющая европейскую индустрию растительного масла и протеина в Европе.

– ЕС не един в подобных требованиях, в некоторых странах они действуют уже сегодня, некоторые планируют ввести ограничения по содержанию остатков данных веществ в ближайшее время. К тому же есть понимание, что за этим пестицидом последуют другие… Какие меры предпринимаются во избежание проблем в будущем?

– Абсолютно так. Поэтому мы как ассоциация и предложили работать на упреждение проблемы, а не реагировать на нее. То, что сделали компании-экспортеры самостоятельно: проводили и проводят информационные кампании, работают с поставщиками, повышают уровень осведомленности, контролируют партии зерна в международных признанных лабораториях. Ведь, по сути, по хлорпирифосу процесс в Европейском союзе стартовал еще в начале 2019 года.

В апреле 2019 года в рамках стандартного процесса обновления разрешений для Chlorpyrifos и Chlorpyrifos-methyl эксперты EFSA (European Food Safety Authority) и государств-членов собрались, чтобы обсудить оценку влияния активных веществ на здоровье человека. Эксперты пришли к выводу, что существует обеспокоенность, связанная со здоровьем людей, в частности возможной генотоксичностью и нейротоксичностью, связанной с развитием.

2 августа 2019 г. EFSA опубликовала заявление по обоим веществам, подтверждая, что обнаружены риски для здоровья человека и нельзя определить безопасный уровень воздействия на основе имеющихся данных. EFSA пришла к выводу, что критерии безопасности для человека, установленные законодательством ЕС, не выполняются.

Вторая экспертная дискуссия по Chlorpyrifos-methyl состоялась в начале сентября 2019 года. 26 ноября 2019 EFSA опубликовала новое заявление по Chlorpyrifos-methyl, которое подтвердило предварительные выводы.

Мы надеемся на более уверенную и жесткую позицию нового руководства Госпотребслужбы, а также реанимированного Министерства АПК при поддержке Министерства экологии и Министерства здравоохранения. При взаимодействии государства и бизнеса мы сможем выстроить эффективную систему безопасности продукции и гарантировать безопасную продукцию для своих клиентов и потребителей. Пока это все на плечах экспортеров.

– Если говорить о тарифных и нетарифных барьерах, то их становится все больше, а некоторые страны даже начали пользоваться ими как элементом политического давления. С какими основными сложностями украинским трейдерам пришлось столкнуться с начала 2020/21 МГ? Насколько быстро рынок подстраивается к подобным изменениям?

– Чаще всего нетарифными барьерами являются фитосанитарные требования стран-импортеров. Экспортер может отправить полностью чистый груз, без вредителей и сорняков, а принимающая сторона что-то обнаружит и оформит нотификацию. Нередко бывает такое, что находят сорняки, которых даже нет в Украине, что подтверждает и Госпотребслужба.

К сожалению, ты можешь предпринять все необходимые меры, контролировать поступающие партии зерна, иметь необходимое оборудование и специалистов, но не влиять на нетарифное регулирование. В этом вопросе только эффективные действия государства и бизнеса на международной арене могут принести результат. Повторюсь, влияние и действия государства в этом вопросе ключевые.

– В отношении требований импортеров к качеству закупаемой продукции и фитосанитарного состояния с какими проблемами украинские трейдеры сталкиваются чаще всего? По каким культурам и направлениям?

– В отличие от Украины, качественные показатели импортируемой продукции регулируются контрактами, а не государственными стандартами, такими как ДСТУ, ГОСТ или ТУ. И любой показатель всегда обсуждается с покупателем, что влияет в итоге на цену продукции.

Что касается фитосанитарных требований, это требования, которые определяются на уровне страны-импортера.

По фитосанитарным нотификациям информации в открытом доступе практически нет. Что же касается нотификации относительно показателей безопасности, есть европейский портал RASFF. Информации о нотификациях по компаниям здесь также нет, но есть информация по странам, типам продукта и причинам нотификации.

Вообще, нотификация, как правило, – тайна за семью печатями, но есть нюанс. Не все нотификации реально оправданы. И бывает так, что это просто нетарифный инструмент ограничения торговли. Найти причину отказа всегда можно.

Недавно был назначен первый заместитель главы Госпотребслужбы, который будет отвечать за межударное сотрудничество в части фитосанитарных вопросов. Я приветствую такое решение, ведь это профессионал в данном вопросе, и думаю, что мы увидим улучшения в этом направлении.

– Украина как экспортер агропродукции, один из весомых игроков на глобальной арене продолжает активно работать над расширением присутствия на основных рынках сбыта и освоением новых. Какие меры необходимо предпринять Украине для наращивания объемов поставок?

– В первую очередь, это гармонизация отечественных стандартов, процедур и законодательства с общепринятыми мировыми стандартами в зернотрейдинге, а также работа с ключевыми потребителями нашей продукции (Европейский союз, Северная Африка и Ближний Восток, Азия). Ведь экспортеры покупают продукцию внутри страны по одним требованиям, а продают совсем по другим. Можем вспомнить вопрос лимитов по хлорпирифосу, в ЕС сейчас новый действующий лимит – 0,01 мг/кг для всей продукции, в Украине для зерновых в 10 раз выше – 0,1 мг/кг. У нас зарегистрировано более 40 препаратов со сроком регистрации некоторых до 2029 года, запрещенных к использованию в ЕС.

Во многом любые запреты в странах-импортерах – это политическое решение, но если мы хотим удержать старые рынки сбыта и добавлять новые, мы должны следовать правилам игры.

Также не стоит забывать и о качественных показателях, методы по которым в Украине не менялись 20 лет и определяются по ГОСТ, в то время как ЕС принимает по ISO/EN, а Китай, например, по USDA. За последнее время пересматривался только стандарт на пшеницу.

– В завершение благодарю Вас за содержательную беседу и прошу поделиться Вашими ожиданиями относительно второй половины 2020/21 МГ. На что стоит обратить особое внимание участникам рынка?

– В первую очередь, на контроль качества и безопасности продукции – разработать и установить эффективные системы менеджмента контроля внутри компании. Ведь любая рекламация или нотификация – это не только ущерб для репутации и финансовые потери для конкретной компании, но и для страны как поставщика в целом. Тем более есть возможность контролировать такие показатели, как ГМО и микотоксины, экспресс-тестами, на рынке есть эффективные решения по обнаружению наличия пестицидов и диоксинов в определенной партии в признанных международных лабораториях.

Желаю нам всем в новом сезоне рекордного урожая, наилучшего качества и высокого спроса на международном рынке на украинскую продукцию!

Stay Healthy & Safe!

Беседовала Анна Танская https://www.apk-inform.com

Інші думки

Зв'язатися з нами

© Асоціація
виробників, переробників та експортерів зерна
, 1997-2021.
При цитуванні і використанні будь-яких
матеріалів посилання на Українську зернову
асоціацію обов'язкове. При використанні в
інтернет обов'язкове так само гіперпосилання
на http://uga.ua Розробка сайту