Зв'язатися з нами
Search
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in excerpt
Search in comments
Filter by Custom Post Type

/ Реєстрація

Убрать нельзя оставить или Где реформы на железной дороге? Интервью с главой Укрзалізниці

Назад до думок експертів

Иногда кажется, что Евгением Кравцовым недовольны все: от пассажиров поездов до премьера. Почему он продолжает работать? Интервью с топ-менеджером


“Крадут почти на всем”, – так в середине ноября охарактеризовал состояние дел на украинской железной дороге премьер-министр Алексей Гончарук и анонсировал смену руководства Укрзалізниці (УЗ). Министр инфраструктуры Владислав Криклий заявил, что “в УЗ ужасная ситуация” и “в ближайшее время будет решена дальнейшая судьба Кравцова”.

В начале декабря конфликт обострился. Кравцов написал в Facebook, что УЗ “не должна зависеть от политических настроений и решений, которые меняются каждый час”. Министр в интервью профильному изданию ЦТС ответил, что расценивает пост Кравцова как его намерения “воевать на белом коне против всех”. На следующий день в Facebook Кравцова появилось фото с изображение белого коня. На момент публикации интервью иллюстрация удалена со страницы. 

В интервью LIGA.net Евгений Кравцов рассказал почему передумал увольняться, будет ли со всеми воевать и почему реформы в УЗ мало кто замечает. 

О диалоге с Криклием: я не говорил что собираюсь уходить

– Недавно министр Владислав Криклий пересказывал ваш с ним диалог. Из него следует, что сначала вы объявили ему о своем желании уволиться, а затем передумали и созвали внеочередной набсовет для отчета менеджмента. Между этими событиями прошло несколько дней. Что за это время изменилось?

– Опишу свое видение ситуации. Есть и общественный, и политический запрос на оценку деятельности Укрзализниці. Эти вопросы могут сопровождаться политическими комментариями. Их озвучивал и премьер-министр, и отдельные политические деятели в парламенте.

Я выступаю за объективную оценку работы менеджмента и компании. Еще несколько лет назад такой подход был невозможен, поскольку вопросы назначения руководителей УЗ всегда решались исключительно ручным управлением. Сейчас, к счастью, мы от такого ручного управления отошли.

Поэтому моя позиция такая: если есть вопросы к топ-менеджменту и эффективности управления УЗ, их необходимо качественно и в соответствии с процедурами корпоративного управления обговорить и оценить. Для этого существует наблюдательный совет, который должен сделать вывод о динамике изменений. Мы идем процедурным путем, прописанным в уставе акционерного общества.

– Вы говорили министру Криклию, что собираетесь уходить? Если да, почему не уходите? 

– Не говорил.

– Я говорил, что если ко мне есть вопросы, то есть процедура. Сначала отчет перед наблюдательным советом, потом, если будет необходимо, перед акционером (Кабмином. – Ред.). И исключительно по результатам этого отчета должны быть сделаны выводы, если будет на то воля и будет позиция о неудовлетворенности моей работой. Но, замена руководства, вернее, любые кадровые решения, должны проходить по процедурам корпоративного управления. Не просто, кто-то сказал, что Кравцов не устраивает, или Кравцов – хороший парень. Должна быть четкая оценка, что было сделано, и в правильном ли направлении движется компания.

– Как вы в таком случае расцениваете публичные заявления министра о том, что вы идете в отставку? Недопонимание или давление?

– Я не думаю, что это недопонимание. Ни в коем случае не буду говорить о каком-то давлении – я никогда не испытывал на себе давление даже при предыдущем министре. Всегда чувствовал себя комфортно и всегда выполнял свою работу и буду выполнять. Возможно, речь идет о разных взглядах на ситуацию.

– Когда запланирован набсовет с отчетом топ-менеджмента УЗ?

– Плановый набсовет состоится на следующей неделе (интервью состоялось 9 декабря. – Ред.). На нем будут рассмотрен не только мой личный отчет, но и всего менеджмента, а также динамика работы компании.

Слева направо: Евгений Кравцов, Владислав Криклий и глава набсовета УЗ Шевки Аджунер (Фото: УЗ))

О назначении Сергея Лещенко в набсовет УЗ

– На днях депутат Александр Дубинский опубликовал информацию о том, что в состав набсовета войдет экс-нардеп Сергей Лещенко и советник министра инфраструктуры г-н Журавлев. Что вам об этом известно?

– Официальной информации я не получал, но слышал об этом. Насколько я знаю, на прошлой неделе состоялся номинационный комитет, на котором должен был этот вопрос рассматриваться. Как он прошел, я не знаю.

Если говорить о процедуре, речь идет о представителях государства и акционер в лице Кабмина должен был отобрать подходящих кандидатов через конкурс. Если действительно в конкурсе выиграли господин Лещенко и Журавлев – это позиция акционера в рамках полномочий.

– Я правильно понимаю, что людей которых назначал Гройсман, заменят два человека от Гончарука?

– В набсовете три представителя государства и четыре независимых членов. Если не ошибаюсь, пару недель назад Кабмин огласил о начале отбора двух представителей государства. Поэтому двое должны поменяться, один остаться.

Почему Кравцов всем не нравится 

– В каких отношениях вы с министром Криклием?

– Абсолютно рабочие. Общаемся фактически каждый день по большому количеству рабочих вопросов. Министр держит на личном контроле большинство железнодорожных проектов.

– Был разговор о вашем будущем?

– Еще при первом разговоре обсудили, что у меня есть действующий контракт. Поэтому мой вопрос заключался в том, каким будет дальнейший формат взаимодействия.

– Контракт заканчивается в 2021 году?

– Да. На мой вопрос был прямой посыл от министра, что продолжаем работать и дальше по качеству работы будем судить. Это абсолютно правильный посыл. 

– Министр говорит, что из общения с вами сделал вывод о том, что вы хотите воевать на белом коне в одиночку против всех. Это так?

– Тогда скорее на локомотиве (смеется). Если серьезно, никогда ни с кем не воевал и понимаю, что глупо воевать с акционером и собственником компании в которой работаешь. Точно этого не собираюсь делать. 

– У вас были не лучшие отношения с Владимиром Омеляном. Сейчас против вас публично выступает Гончарук, есть напряженность с Криклием. Не критиковал вас, по-моему, только Гройсман. Складывается впечатление, что вы всегда в оппозиции. Почему?

– Я априори занимаю такую позицию, которая затрагивает большое количество различных политических интересов, групп влияния, социальных групп. И любое действие, особенно направленное на улучшение системы всегда будет иметь сопротивление. Скажу так: если все довольны руководителем УЗ, значит он ничего не делает.

Приведу пример. В прошлом году мы начали переход на новую модель перевозки зерновых. Огромное сопротивление всего рынка! Результат: за 11 месяцев этого года мы перевезли зерна как за весь 2017-й. Сопротивление было, но уже меньше, потому что все видят результат.

– Это переход на маршрутные отправки и сокращение малодеятельных станций?

– Да, скажу откровенно: за это меня не любят. Смотрите, раньше говорили, что УЗ не вывозит урожай. Сейчас УЗ вывозит урожай огого! Мы в этом году (за 11 месяцев) вывезли на 21% больше урожая, чем год назад.

Ребята, вы хотели более эффективной системы? Вот она. Это горькое лекарство? Очень горькое. Это бьет по определенным неэффективным участкам системы? Бьет. Нужно определиться: или мы всем угождаем и для всех красивые, или принимаем непопулярные решения, но они дают результат. Я не могу быть комфортным для всех.

– У нас перед глазами есть пример изменений огромной и неэффективной Укрпочты, которую возглавляет Игорь Смелянский. В УЗ такой позитивной динамики не видно. Вы анализировали, как ему удается проводить реформы одинаково успешно и при Порошенко и при Зеленском? Знает, в какие двери стучать, или более эффективный менеджер? 

– В УЗ количество вопросов, масштаб самой проблемы и масштаб затрагивающих групп влияния в десятки раз больше. Это касается и пассажирских, и грузовых перевозок. Я поддерживаю начинания, которые делает Игорь Смелянский, очень хочется чтобы у него все получилось.

Чем Гончарук отличается от Гройсмана 

– Вас назначал Гройсман. Как вам работается в новой команде? Чем отличаются подходы предыдущего правительства и кабмина Гончарука?

– Я вижу определенную преемственность процессов которые были начаты тогда продолжаются сейчас. Если бы было желание проводить решения в ручном режиме, наверное, мы бы сейчас не общались.

– В начале разговора вы намекали, что это пытались делать…

– Я ни на что не намекал. Я констатировал другое, что на сегодня правильный формат работы если и не восторжествовал, то мы видим его реализацию.

– У вас были консультации с Офисом президента, по поводу перспектив в УЗ? Где вы ищите поддержку?  

– Из того что я вижу каждый день, ОП на вопросы железной дороги подчеркнуто не влияет. И это абсолютно правильно.

– Знакомы с господином Богданом?

– Видел его на совещаниях, которые проходили по рабочим вопросам, в которых у офиса есть компетенция.

Фото: УЗ

– Считаете ли вы морально оправданным оставаться на должности с точки зрения ответственности? Ведь вас назначала другая команда и логично, что новый Кабмин хочет иметь на важной должности своего менеджера, с которого сможет спрашивать и нести ответственность за результат? 

– У текущего менеджмента есть определенное видение развития компании. Если оно не совпадает с видением акционера и, если это подтверждается набсоветом, тогда действительно необходимо проводить соответствующие изменения. И наоборот, если видение на процессы и динамику совпадают, никаких вопросов моральности быть не может.

О Дубневиче и коррупции

– Претензии к вам конкретные – коррупция в УЗ. До недавно символом такой коррупции считался экс-нардеп Ярослав Дубневич. Он был арестован и ему инкриминируют нанесение ущерба УЗ в почти 100 млн грн. Почему раньше, уже при вашем руководстве, его не трогали?

– Это вопрос правоохранительных органов, а не руководства компании. Если говорить по Дубневичам и компаниям, которые с ними аффилированы, у нас много вопросов, которые публично задавались на протяжении всех этих лет.

– Я сейчас не помню, чтобы вы публично высказывались относительно Дубневичей до смены власти в Украине.

– Позиция со стороны УЗ об искусственно созданной монополии была всегда. И была моя личная позиция на протяжении всех этих лет. Мы и раньше говорили, что передаем определенные материалы, которые являются результатом наших внутренних служебных расследований и они ложились в канву уголовных дел. И сейчас это продолжается. Какие-то другие органы, например судебные, когда мы обращались в суды, АМКУ в определенных ситуациях, не всегда принимали позицию УЗ не только по этом, но и другим делам.

Если говорить о вопросах коррупции, как бы мы ни хотели, не можем собой подменить правоохранительные органы. 

Мы недавно давали отчет за полтора года, что благодаря внутренним усилиям оцениваем предупреждение коррупционных потерь для компании как минимум в 600 млн грн.

– Коррупционные потери – это что?

– Хищения, например дизельного топлива. Это и остановленные тендера, возбужденные уголовные дела по проведенным закупкам и потенциально нанесенном ущербе. Речь идет только о тех случаях, где мы смогли предупредить хищения.

Всего за последние чуть больше года нами было направлено в правоохранительные органы более 150 кейсов связанных с коррупционными нарушениями. Самый большой кейс – до 100 млн грн.  

– УЗ сейчас закупает продукцию у компаний из орбиты Дубневича?

– Последние тендера, которые пытались проводить по старым правилам, ограничивающим конкуренцию по скреплениям – это основная позиция, которую поставляли компании якобы аффилированные с этими депутатами – были остановлены. Сейчас проводим закупку совместно и по правилам ЕБРР на открытом рынке. Благодаря привлечению финансового рычага ЕБРР мы смогли отойти от ДСТУ, требований которые были по судебным решениям, относительно возможности использования только определенных патентов. Там была запутанная история. В течении квартала мы должны завершить процедуру и можем перейти на открытый международный рынок. Я с большим вниманием слежу за этим случаем, он должен быть показательным.

Почему никто не видит реформы в Укрзалізниці?

– В одном из интервью вы сказали что сделали компанию флагманом реформ. Перечислите три главных достижения.

– Основополагающее – финансовая стабилизация. Я принял компанию в состоянии технического дефолта. Сегодня УЗ имеет кредитный рейтинг на уровне государства. 

Второе – дерегуляция вагонной составляющей в грузовом сегменте, что убрало большой коррупционный пласт в части использования вагонного парка УЗ.

– Министр говорит, что взятки за подачу вагонов продолжают брать.

– Это как раз тот низовой уровень. 

– По его словам, без руководства УЗ такое невозможно.

– Возможно. Мы не завершили процесс централизации и не управляем полностью подачей вагонов до каждой последней станции. Потому что есть очень серьезный каскад делегирования на уровни дорог, дирекций, в рамках дорог и на уровень даже станций, где факты коррупции присутствуют. И до момента полной автоматизации эти факты сложно искоренить. Надо исключать человеческий фактор – это как раз следующая реформа, которую планируем реализовывать.

– Есть публичные претензии к вам от министра и премьер-министра, которые касаются коррупции при распределении вагонов. Когда за подачу вагонов перестанут брать деньги? 

–  Перестанут. Наша задача убрать полностью человеческий фактор. Тогда это даст результат. 

Премьер-министр очень правильно заметил, что на сегодняшний день отсутствует коррупция на уровне топ-руководства страны. Я могу сказать, что сегодня отсутствует коррупция на уровне руководства УЗ. Проблемы коррупции на низовом уровне – это вопрос перестройки самой системы управления вагонным парком. Задача – обеспечить максимальный объем централизации и автоматизации. Не зря мы поставили цель на следующий год перевести весь парк насколько это возможно в распределение через систему Prozorro. Если бы была возможность это сделать завтра, я бы это сделал. Просто сейчас это технически реализовать нельзя.

– Можете назвать конкретные сроки?

У меня перед интервью была встреча с [командой] Prozorro. Сейчас через их площадки реализуется 30% вагонов. И это дает результат. Цель – 100%. Мы определили для себя такую этапность: тестирование новых типов аукционов с января-февраля. Они к марту смогут подготовить для нас аукционы, которые соответствуют особенностям перевозки. И так далее. Мы уже начали работу по технологии торгов, а программные продукты они будут выдавать по готовности.

Ставим для себя задачу – за полгода максимально автоматизировать этот процесс.

Фото: УЗ

– Третье достижение?

– Капитальные инвестиции и инвестирование в основные средства УЗ. Мы запустили большие программы, например, закупки тепловозов General Electric. За 2,5 года построено больше 6000 вагонов, а через капремонты пропущено 15 000 – это больше половины операционного парка полувагонов УЗ. Надеюсь, что в ближайшее время объявим конкурс по закупке электровозов.

На каких поездах УЗ будет возить грузы

– Сколько всего локомотивов УЗ купит в 2020 году и за какие средства?

– Кредитные средства. Количество, если говорить о тепловозах, будет зависеть от объема финансирования, который сможем привлечь и от готовности наших партнеров обеспечить поставку в течении календарного года. Общая потребность – 40 тепловозов. Будет это в течении года или двух пока не могу сказать.

– Это в рамках продолжения контракта с General Electric (GE)? Локомотивы будут с повышением украинской локализации до 40%?

– Да, повышенная локализация – все в рамках ранее достигнутых договоренностей.  Уверен, что в 2020 году будет следующий этап, вопрос только в каком объеме и насколько успеем реализовать.

– Закупка электровозов?

– Цель в следующем году получить первые тестовые образцы от победителя конкурса.

На каких поездах мы будем ездить

– В ближайшие годы УЗ вынуждена будет списать пассажирские вагоны, построенные в период СССР – это более 80% парка пассажирских вагонов страны. Чем и как будете обновлять? В проекте бюджета 2020 года деньги на это не предусмотрены.

– Никогда не скрывал, пока мы не решим вопрос финансирования, никто чудес не сделает – это многомиллиардные суммы. Есть механизмы с органами местного самоуправления, на уровне госбюджета. Говорить о том, что средства появятся, только тогда, когда УЗ начнет работать эффективно – это популизм.  

– Последняя пригородная электричка была приобретена УЗ 11 лет назад. Хотя в развитых странах такие поезда составляют хорошую и быструю альтернативу личным автомобилям для поездок на работу из пригородов. Каким будет решение проблемы, в какие сроки и за чей счет? В бюджете деньги на это снова не предусмотрены.

– Не буду лезть в карман другим ведомствам, но просто посмотрите на дорожный фонд, который на следующий год определен в размере 77 млрд грн. Цена решения проблемы пригородных перевозок, которые имеют огромное социальное значения в масштабах страны – порядка 30-35 млрд грн.

Масштаб цены вопроса и масштаб самой проблемы несопоставимы. Это не такие большие средства чтобы кардинально поменять восприятие этого хозяйства.

Первое интервью нового главы Укравтодора читайте ЗДЕСЬ>>>

–       Какое у вас есть решение уже на завтра?

–  Есть три реальных источника: собственные средства УЗ, средства госбюджета и местные органы власти, которые являются основным стейкхолдером и выгодополучателем качественных пригородных перевозок.

В этом году мы имеем больше 4,5 млрд грн налога на землю (на которой находится инфраструктура УЗ, например рельсы, линии связи и т.д.), который идет местным органам власти. Это абсолютно бессмысленный с экономической точки зрения налог, которым вымываются средства из УЗ. Это все равно, если бы Укравтодор платил налог на землю по которой проходят автодороги.

Фото: УЗ

Если бы мы могли сделать целевую программу обновления пригородных составов на эту сумму – это бы дало возможность закупать несколько десятков пригородных поездов каждый год, только за счет сэкономленных средств. Но имеем обратную ситуацию и дополнительный налог. Плюс, уровень тарифа на 100+км равняется стоимости проезда двух остановок на трамвае в Киеве. 

О строительстве евроколеи от Львова

– Вы заявили о строительстве линии европейской колеи от Мостыська до Львова. Во сколько обойдётся этот проект? За чей счёт будет он реализован? Сроки строительства?

– По предварительным оценкам, стоимость проекта около 900 млн грн. Срок реализации – до одного года. Источники финансирования – это основной вопрос, который обсуждается. Рассматриваем частичное софинансирование со стороны УЗ, использование грантовых, или кредитных средств со стороны ЕС и средства государственного и местного бюджета. Если сможем объединить эти источники, реализовать проект абсолютно реально. 

– Будут ли там только пассажирские перевозки или и грузовые? 

–  Рассчитываем, что сможем объединить на этом направлении как пассажирский хаб, так и возможность обслуживания грузовых поездов – прежде всего контейнерных.

Экспрессу аэропорт Борисполь-Киев год. Что дальше?

– Исполнился год с момента запуска экспресса Киев-Борисполь. УЗ сообщила о миллионе пассажиров и доходе в 80 млн грн. А сколько все-таки прибыли/убытка УЗ получила от этого проекта вложив в него 540 млн грн?

– Подведем итоги по результатам финансового года. Можно говорить, что проект удался и с точки зрения экономических результатов и востребованности.

–  Сроки окупаемости остаются прежние?

– Мы говорили об окупаемости в пределах 10 лет. Думаю, останемся в рамках коридора который закладывался. 

– Чем будете заниматься после УЗ?

– Сначала пусть пройдет набсовет. Я еще чувствую в себе много сил для работы в УЗ.  

http://www.liga.net

Інші думки

Зв'язатися з нами

© Асоціація
виробників, переробників та експортерів зерна
, 1997-2020.
При цитуванні і використанні будь-яких
матеріалів посилання на Українську зернову
асоціацію обов'язкове. При використанні в
інтернет обов'язкове так само гіперпосилання
на http://uga.ua Розробка сайту