Зв'язатися з нами
Search
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in excerpt
Search in comments
Filter by Custom Post Type

/ Реєстрація

Тарас Качка: До следующего маркетингового года мы должны закрыть вопрос с хлорпирифосом

Назад до думок експертів

Начиная с октября 2020 г., ввоз в ЕС сельскохозяйственной продукции, в которой содержится более 0,01 мг/кг хлорпирифоса, будет запрещен. В Украине использование этого пестицида не запрещено. Но для комфортных торговых отношений нашим аграриям следует задуматься о том, чем обрабатывать свои поля. Тарас Качка, заместитель председателя Совета Международного совета по зерну (IGC), в блиц-интервью рассказал нам, почему запрет хлорпирифоса необходим в Украине, как это отразится на себестоимости зерна, а также каким путем можно достичь консенсуса в данном вопросе.

Latifundist.com: Насколько мы понимаем, Вы выступаете за полный запрет хлорпирифоса в Украине. Это так?

Тарас Качка: Да, это моя персональная позиция. В последние годы во всем мире относительно средств защиты растений, пестицидов и всех агрохимикатов назревает достаточно агрессивная политика.

 

И сейчас правительства многих стран выступают за то, чтобы запретить аграриям использовать препараты на основе хлорпирифоса. Украине тоже нужно подходить к этому вопросу сознательно и отталкиваться от того, что для нас является главным.

А главными для нас являются зерновой рынок и продукция, которую мы производим. Именно поэтому мы должны учитывать не интересы компаний, которые предлагают СЗР, а интересы наших аграриев — производителей зерновых.

Latifundist.com: На кого, по Вашему мнению, лягут финансовые риски, если хлорпирифос не запретить?

Тарас Качка: Сегодня, если в продукции есть избыточное содержание хлорпирифоса, то трейдеры все финансовые риски перекладывают на аграриев. В первую очередь — сниженной ценой.

Это реакция на то, что в диалоге между химиками, аграриями, трейдерами и правительством мы затянули с принятием решения. Если нет официального решения на уровне правительства — оно находится на уровне договорных отношений между участниками рынка. Поэтому чем дольше мы затягиваем с решением, тем больше этот риск будет существовать. И мы с ним ничего не можем сделать.

Обработка поля пестицидами
Обработка поля пестицидами
 
Latifundist.com: Но дело в том, что препараты с аналогичным эффектом действия дороже. И, насколько понимаем, достаточно существенно.
 
Тарас Качка: Наши аграрии — это клиенты, за которых борются производители средств защиты растений. Они ни в коем случае не должны диктовать цены.
 
Latifundist.com: Вы верите, что химики пойдут на ценовые уступки для украинского рынка?
 
Тарас Качка: А почему бы и нет? Мы входим в число лидеров среди производителей зерна, доля рынка для многих компаний-производителей семян и СЗР достаточно весомая.
 

Мы не должны поддаваться на шантаж химиков.

Latifundist.com: Мы к этому не призываем. Просто есть риск, что для агрария это повлечет удорожание производства зерна. 

Тарас Качка: Смотрите, у нас в разговоре есть два тезиса: либо это будет более дорогой препарат, либо дешевое зерно. Так вот я считаю, что риск более дешевого зерна выше. 

Как вы сказали, альтернативные препараты существуют, конкуренция на рынке СЗР высокая. Да и сами химики говорили нам, что готовы на них снижать цены. 

Если убрать препарат, который утрачивает свои позиции на рынке, то появятся новые производители, будет конкуренция. Препараты на основе хлорпирифоса запретили в ЕС. В некоторых штатах США еще раньше ввели этот запрет. В этом маркетинговом году препараты будут продаваться на рынке. Но будут ли они через три года? Очевидно, что они доживают свой век.

Ольга Трофимцева и Тарас Качка на конференции Grain Ukraine 2020
Ольга Трофимцева и Тарас Качка на конференции Grain Ukraine 2020
 
Latifundist.com: Какова в целом позиция химиков и бизнес-ассоциаций? 
 
Тарас Качка: Позиция бизнес-объединений химиков и аграриев достаточно дипломатична. По моему мнению, 90% этой проблемы решает не правительство, а именно диалог между компаниями.
 
Latifundist.com: Бытует мнение, что Украина и так часто идет на уступки нашим партнерам. И в этом случае тоже.
 
Тарас Качка: Единственное, что мы можем сделать, —  это ускорить вопрос по хлорпирифосу.
 

В этой ситуации у Украины есть два выхода: либо договориться с Евросоюзом, либо продлить переходный период относительно его применения (плавный выход).

Но это фактически покупка времени. Мы пытались абсолютно честно это сделать. Даже добились того, что у нас будет какой-то диалог с ЕС относительно хлорпирифоса, но это не означает, что можно как-то пересмотреть это решение. Это решение политически принято.

На внутреннем рынке нам нужно принять решение. Либо мы все риски возлагаем на производителей продукции и с упорством продолжаем легально использовать препараты с хлорпирифосом. Либо мы ускоряем их выведение с рынка — одним махом запрещаем их использование. Причем сделать это нужно так, чтобы на следующий маркетинговый год у нас этот вопрос был закрыт, и мы имели четкое понимание, как себя позиционируем на рынке.

Latifundist.com: А как внутри ЕС восприняли решение о запрете хлорпирифоса? 

Тарас Качка:  Дискуссия в Европейском Союзе относительно хлорпирифоса — это дискуссия между химической и аграрной отраслями и сферой здравоохранения. И вот здесь вопрос состоит в том, что нам нужно четко понимать, что в наших интересах, и как мы должны действовать. Конечно, в наших интересах использование наиболее эффективных средств защиты растений, но таких, которые наиболее результативны с точки зрения технологии. При этом, чтобы они не били ни по цене, ни по доступу нашей продукции на внешние рынки.

Хлорпирифос
Хлорпирифос
 
В ЕС достаточно агрессивная политика относительно пестицидов, в частности глифосата. Мы вынуждены будем разделять стратегии ЕС по этим вещам. И сейчас этот вопрос один из ключевых в нашем диалоге. Мы должны показать производителям пестицидов, что мы тоже не можем ради них понижать себя в какой-то премиальности своего рынка.
 
Latifundist.com: То есть вопрос более глобальный?
 
Тарас Качка: История с хлорпирифосом очень четко показывает, какое у нас будущее с ЕС. Адаптация к европейским правилам в отношении безопасности пищевых продуктов (и растительного, и животного происхождения) это был неимоверно позитивный толчок для аграрной отрасли. Но на самом деле ценой этого стало то, что на интеллектуальном языке называется некритическим подходом к европейским условиям. Если ЕС установил требование — мы его внедрили.
 
Но сейчас мы синхронизировались, и у нас осталось 1-2 законодательных акта, которые вскоре будут приняты (последний срок — сентябрь). Таким образом программа выравнивания регуляторной среды с ЕС будет полностью выполнена.
 
И тут возникает вопрос: а что дальше?
 

Очевидно, что с ЕС у нас должны быть одинаковые рамки в отношении регуляторной среды. Мы хотим принимать участие в их дискуссиях с самого начала, а не так, что они уже приняли решение, а мы только начинаем проводить дискуссию у себя в стране.

Я лучше буду с Евросоюзом внутри дискутировать и буду знать, что мой голос услышат. Будут услышаны мои балансы — сколько у нас земли, сколько фермеров, какая экономическая стоимость и т. д.

Latifundist.com: Вы не думаете, что запретив хлорпирифос, мы получим ситуацию как с ГМО, когда законодательно запрещено, но реальность в полях другая?

Тарас Качка: Украина — чистое от ГМО государство. Если есть нарушения — с ними надо бороться. Это незаконная деятельность, фактически, как оборот наркотиков. Но государство к этому явлению не толерантно. Плюс в последнее время больших скандалов с ГМО не припомню, нотификаций по поводу содержанию ГМО в зерне не было. Аналогично должно быть с хлорпирифосом. 

Latifundist.com

Інші думки

Зв'язатися з нами

© Всеукраинская общественная организация производителей, переработчиков и экспортеров зерна, 1997-2020.
При цитировании и использовании любых
материалов ссылка на Украинскую зерновую
ассоциацию обязательна.При использовании в
интернет обязательна так же гиперссылка
на http://uga-port.org.ua Розробка сайту