Зв'язатися з нами
Search
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in excerpt
Search in comments
Filter by Custom Post Type

/ Реєстрація

Рынку свойственно забывать о торговых войнах, а качество зерна важнее валютного фактора – MGT Black Sea

Назад до думок експертів

Среди ключевых особенностей начала 2019/20 зернового сезона можно отметить высокий валовой сбор пшеницы в Украине и рекордные темпы ее экспорта. При этом высокое предложение зерновой оказало существенное давление на внутренние закупочные цены на пшеницу. С одной стороны, это сделало ее более востребованной на экспортном направлении и помогло нивелировать некоторые проблемы с ее качественными характеристиками. С другой стороны, в совокупности с укреплением курса гривни это привело к значительному недополучению прибыли аграриями.

Как складывалась работа в таких условиях? Какие еще факторы оказывали воздействие на функционирование рынка с начала сезона? Существуют ли эффективные механизмы хеджирования валютных рисков? Что страшнее: открытые торговые войны или скрытые торговые барьеры?

Об этом и многом другом ИА «АПК-Информ» побеседовал с CEO Millcorp Grain Trading Black Sea Валенти Сельвесюком.

– Валенти, Ваша компания специализируется на экспорте пшеницы. Как складывается работа в условиях высокого производства зерновой в Причерноморском регионе в целом и Украине в частности? Благодаря чему Украине удалось выйти на рекордные темпы отгрузок? Какие особенности функционирования рынка с начала 2019/20 МГ Вы могли бы выделить ?

– В этом году украинские аграрии собрали рекордный урожай пшеницы. При этом прогнозировать такой высокий уровень производства эксперты начали еще задолго до уборочной кампании, на что рынок отреагировал существенным снижением цен. Именно это стало основным драйвером к ее активному экспорту в начале сезона. Тем более что традиционный конкурент Украины – Россия в этом году не спешила сильно снижать цены ввиду неопределенности в отношении производства, некоторых структурных изменений на рынке, а также существенного укрепления курса рубля летом.

В результате украинская пшеница была вне ценовой конкуренции на мировом рынке, и даже укрепление гривни не смогло помешать рекордным темпам ее экспорта.

К основным импортерам, традиционно активно закупающим большие объемы пшеницы в начале сезона, как, например, страны Юго-Восточной Азии, в этом году присоединились Египет, Турция и ряд других стран, которые в прошлом году распробовали украинскую пшеницу и оценили ее по достоинству.

Но, к сожалению, нужно отметить, что на фоне высокого производства пшеницы в текущем сезоне фиксируется некоторое снижение ее качества, что сразу же отметили импортеры. Тем не менее, темпы экспорта зерновой настолько высокие, что Украина уже фактически реализовала излишек экспортного потенциала, существенно опередив показатели прошлого года.

– В сентябре т.г. гривня обновила более чем трехлетний максимум курса. Как это отразилось на активности продаж зерновых и масличных культур аграриями и их ценовой политике?

– Украинский рынок зерна является экспортно-ориентированным. Порядка 2/3 валового сбора пшеницы экспортируется, а кукурузы и того больше – около 3/4. Поэтому все сельхозпроизводители отслеживают курс гривни и готовы корректировать свои цены, исходя из курсовых изменений.

Однако если гривня сильно укрепляется, то украинские аграрии относятся к этому с некоторой настороженностью и скептицизмом. Экономика развивается, и укрепление национальной валюты это подтверждает. Но мы не сразу верим в хорошие новости, а аграрии не спешат снижать цены. В таких условиях сельхозпроизводители могут оказать поддержку ценам за счет сдерживания продаж. В то же время с учетом того, что основная часть произведенного в Украине зерна идет на экспорт, политика сдерживания продаж не является каким-то кардинальным фактором, и всегда есть аграрии, которые рассуждают иначе или же те, кому нужны деньги.

Само по себе укрепление курса гривни не является какой-то большой проблемой, просто это было неожиданностью, которая застала врасплох участников рынка.

При этом процесс укрепления гривни в Украине не был таким сложным, как укрепление рубля в России, которая живет практически в «рублевой психологии» и экономике. Поэтому при снижении курса доллара и укреплении рубля российские аграрии не понимают, почему они должны снижать цену и не делают этого.

– Какие убытки в результате укрепления гривни понесли украинские сельхозпроизводители и трейдеры? Насколько в Украине распространены инструменты хеджирования валютных рисков?

– Естественно, в таких условиях сельхозпроизводители получают меньшую прибыль. Если трейдеры просчитаются, то они также могут «попасть» на этой курсовой разнице.

Но я считаю, что в этой ситуации есть положительный момент: все участники рынка осознали, что курс гривни может как укрепляться, так и наоборот, поэтому нужно искать инструменты защиты. А такие инструменты существуют, но в Украине, к сожалению, не особо распространены: не все банки их предлагают, и не все клиенты хотят ими пользоваться. А теперь, после значительных курсовых колебаний, будут присматриваться к способам хеджирования рисков.

В целом, волатильность курса валют – это нормальная вещь. Соотношение курса евро к доллару ведь тоже постоянно меняется. Просто раньше об этом никто не задумывался, была общая тенденция девальвации курса гривни, и все было более-менее прогнозируемо. Сейчас же эта задача становится более сложной и комплексной. Поэтому, прежде всего, сам трейдер должен защищать свои интересы и перестраховываться. При покупке товара за гривню экспортер должен зафиксировать этот курс, тем самым застраховав себя от всевозможных неожиданностей и сюрпризов. Фиксирование курса – это вопрос работы трейдера с банком. Если же он этого не делает, то он отдается на волю судьбы. В таком случае трейдер может как потерять, так и заработать на курсовой разнице. Но ключевым в этом вопросе является тот факт, что он уже не управляет процессом.

– Как Вы оцениваете эффективность банковских инструментов хеджирования валютных рисков?

– Эти инструменты эффективны, но еще немного дорогие в Украине. Потому что, если какой-то банк вводит продукт, которого нет у других, то он может выставить на него более высокую цену. С появлением конкуренции со стороны других банков идет снижение стоимости продукта.

Вопрос заключается в том, насколько широкое распространение получат эти инструменты. Для небольших банков – это сложно. Но для крупных банков, у которых есть большие потоки денежных валютных средств и есть конвертация – это не проблема, а дополнительный заработок, даже если стоимость этих инструментов снизится.

Это важно не только для АПК Украины, а для всех экспортно-импортных операций. Во всех валютных операциях есть контроль рисков – это существенная часть всей торговли и всего процесса, так как выручка всегда приходит с опозданием. При экспорте зерна вы не можете сегодня продать и сегодня отгрузить, требуется время на логистические операции: минимум неделя, а как максимум 3-4 недели. Это достаточно длительный период для изменения курса. А уже фиксировать курс гривни и знать, сколько получишь, или надеяться, что он вырастет и получишь больше – это решение за участниками рынка.

– С учетом рекордных темпов экспорта пшеницы из Украины и курсовых колебаний в странах-конкурентах можно ли говорить о том, что укрепление курса гривни как-то отразилось на ее востребованности на мировом рынке? Или на первом месте остается вопрос качества?

– Импортеров не особо волнуют внутренние колебания курса валют стран-экспортеров. Оказать влияние на их спрос могут лишь длительные тенденции укрепления или девальвации национальной валюты. Безусловно, если курс национальной валюты укрепляется, то конкурентоспособность той или иной агропродукции уменьшается. Это особенно ощущается, когда тенденция одной валюты идет в разрез с другими.

При этом если рассматривать данный вопрос в контексте пшеницы и с учетом тенденций курса национальной валюты основного конкурента Украины на внешних площадках – России, то можно сказать, что обе страны находились в равных условиях. Вот, если бы украинская гривня укреплялась, а российский рубль девальвировал, то тогда, конечно же, конкурентное преимущество было бы на стороне России.

– Если говорить о египетских тендерах, то в результате ослабления курса евро, украинской пшенице пришлось усиленно конкурировать с европейской. С учетом качественных характеристик зерновой, как это отразилось на поставках пшеницы из Украины в Египет и ее конкурентоспособности в целом?

– Евро ослабевало в меньшей степени и не оказало существенного влияния на конкурентоспособность украинской пшеницы. Возможно, это повлияло на уменьшение доходов сельхозпроизводителей, привело к каким-то потерям трейдеров, которые своевременно не застраховались. Но не более. Конкурентоспособность обусловлена окончательной ценой, на которую, безусловно, влияет курс. Но это не единственный фактор влияния. Здесь учитывается закупочная цена и себестоимость производства, которая в Украине ниже, чем в Европе, что позволяет ей снижать цены более активно. Также при формировании окончательной цены учитывается вопрос транспорта и логистики. И в этом отношении у Украины по сравнению с Западной Европой есть географическое преимущество при организации поставок в направлении Ближнего Востока, Восточной Африки и Юго-Восточной Азии. Исходя из этого, я считаю, что конкурентоспособность украинского зерна очень высокая.

Наряду с этим, в 2019/20 МГ многие покупатели украинской пшеницы разочарованы ее качественными параметрами. И этот момент особенно ощутим при работе с представителями мукомольной индустрии, которые весьма консервативны в своих предпочтениях. Если в течение предыдущих двух сезонов пшеница зарекомендовала себя хорошим качеством, и импортеры ожидали еще более лучшего качества, то в этом году она, к сожалению, показывает низкие результаты в этом аспекте. Особенно это касается хлебопекарных характеристик пшеницы (в частности по такому показателю, как сила муки – W). Также фиксируется достаточно сильное повреждение зерен клопом-черепашкой. Я считаю, что качество оказывает куда большее влияние на конкурентоспособность зерна, нежели крепкая гривня.

– В последние годы мировой рынок перенасыщен факторами влияния (как фундаментальными: балансы спроса/предложения, так и политическими: обострение конфликтов и торговых войн, ужесточение санкций). Как складывается работа в таких условиях? Как Вы оцениваете значимость валютного фактора или, может быть, он уже потихоньку уходит на задний план?

– Валютный фактор однозначно не уходит на задний план. Он существует, и он всегда будет одним из основных факторов влияния на рынок, поэтому его нужно учитывать. Что же касается торговых войн, то они тоже были всегда, разве что более локальными, но мы о них быстро забываем.

Можно вспомнить, как несколько лет назад развивалась ситуация вокруг «томатной войны» между Россией и Турцией, когда они поочередно вводили санкции в отношении друг друга. Сегодняшние торговые войны между двумя крупнейшими игроками США и Китаем имеют более глобальный характер и оказывают колоссальное влияние на рынок (в первую очередь, на сою, а затем и на смежные рынки). Столь сильное влияние обусловлено тем, что, во-первых, в таком масштабе торговых войн ранее не было, а во-вторых, участников рынка держит в напряжении абсолютная непредсказуемость действий американского президента, который уже зарекомендовал себя не всегда логичными и рациональными заявлениями и поступками. Возможно, в этом и заключается его стиль и тактика. И мы помним, как раньше один твит Трампа мог сразу же «поднять» Чикагскую биржу на 20 центов. С другой стороны, мне кажется, что частично мы к ним уже тоже привыкли и сейчас рынок относится к ним более сдержано.

– Какими Вы видите перспективы сотрудничества Украины и Турции вследствие начала введения санкций против последней на фоне недавнего обострения конфликта между Турцией и Сирией?

– Возможно, какие-то последствия и будут иметь место быть, но пока этого не наблюдается, и торговля осуществляется в штатном режиме. Необходимо следить за дальнейшим развитием событий. В этом вопросе важно, насколько эти санкции будут расширены, как их воспримет международное сообщество, а главное – поддержит ли их Украина.

Если рассматривать экспорт украинской пшеницы в Турцию, то объем поставок только за 3 месяца 2019/20 МГ уже превысил показатель за весь прошлый сезон. Также достаточно активно из Украины в Турцию экспортируются кукуруза, все шрота, масличные и зернобобовые культуры. Столь существенный прирост импорта украинской пшеницы Турцией обусловлен сокращением собственного производства на 4 млн. тонн, а также неоправдавшимся ожиданием больших объемов российской зерновой.

– Как Вы можете прокомментировать ситуацию с периодическим использованием импортерами механизмов тарифного и нетарифного регулирования в виде пошлин или непосильных требований по качеству?

– Кроме открытых войн есть закамуфлированные, и они постоянны. Помимо открытых войн и санкций колоссальное влияние на функционирование рынка оказывают различные торговые барьеры, периодически вводимые различными странами с целью регулирования объемов импорта.

Из положительного можно отметить, что в этом году произошел своеобразный прорыв. Саудовская Аравия практически допустила российское зерно на свои тендеры, заявив о смягчении требований к импортируемой пшенице, повысив допустимый уровень содержания поврежденного клопом-черепашкой зерна с 0% до 0,5%.

Но есть и другая страна, Алжир, которая, являясь крупным экспортером, защищается от государственных закупок черноморского зерна путем невыполнимого требования по качеству – 0,2% по поражению зерна клопом-черепашкой. Такой степени повреждения Украина пока обеспечить не может. Поэтому Алжир покупает пшеницу из ЕС (в основном французскую, немного немецкую), где поля уже десятилетиями очень тщательно обрабатываются различными пестицидами и клоп-черепашка практически не встречается.

Наряду с этим другие покупатели допускают причерноморскую пшеницу с протеином 11,5% с поражением зерна клопом-черепашкой до 2%, а то, что считается очень хорошей пшеницей, идет с повреждением клопом-черепашкой порядка 0,4-0,6%.

Зато сейчас решился вопрос с Египтом и его требованием к нулевому содержанию спорыньи в пшенице, хотя как раз со спорыньей в Украине нет больших проблем.

– В завершение благодарю за содержательную беседу и прошу поделиться своими ожиданиями относительно дальнейшего развития ситуации на украинском экспортном рынке?

– В планах продолжать развитие нашей компании. Тем более что помимо растущего производства и экспортного потенциала, в последние годы этому способствует улучшение бизнес-климата в Украине. Улучшается ситуация с возмещением НДС при экспорте агропродукции и с правовой структурой в целом. Возможно, это происходит не так быстро, как хотелось бы, но тем не менее. Украина является одним из ключевых игроков на мировом рынке и, имея достаточное количество квалифицированных кадров, постепенно становится центром зернового бизнеса.

Мы будем продолжать наше сотрудничество с фермерами, в рамках которого мы стараемся максимально удовлетворить их требования и ограничить риски. Сотрудничество с нами – это гарантированный сбыт и быстрый расчет. К тому же, мы всегда стараемся предложить им удовлетворительную цену, при этом максимально сняв с них все вопросы, связанные с доставкой и отгрузкой зерна. С этой целью нашей компанией сейчас рассматривается возможность инвестиций в инфраструктурные и логистические направления. Этот вопрос обсуждался на недавней встрече с акционерами Millcorp Grain Trading. Но пока это скорее на стадии разработки, а не конкретных решений.

С начала 2019/20 МГ мы уже закупили более 170 тыс. тонн продовольственной пшеницы непосредственно у аграриев за гривню на условиях самовывоза. К концу сезона планируем увеличить этот объем до 300 тыс. тонн. Кроме того часть продукции мы закупаем у крупных и более мелких экспортно-ориентированных компаний Украины на базисах СРТ-порт и FOB. Millcorp Grain Trading Black Sea продолжает работать в портах как Черного, так и Азовского морей. Суммарно по итогам сезона-2019/20 в планах компании поставить на экспорт порядка 700-750 тыс. тонн продовольственной пшеницы.

При этом мы будем продолжать концентрироваться на экспорте продовольственной пшеницы в страны Средиземноморья и Марокко и расширять свое присутствие на этих рынках. Мы видим перспективы развития именно на этих рынках и с этой целью в июне т.г. Millcorp Grain Trading открыл представительство в Турции.

Беседовала Анна Танская https://www.apk-inform.com

Інші думки

Зв'язатися з нами

© Асоціація
виробників, переробників та експортерів зерна
, 1997-2018.
При цитуванні і використанні будь-яких
матеріалів посилання на Українську зернову
асоціацію обов'язкове. При використанні в
інтернет обов'язкове так само гіперпосилання
на http://uga.ua Розробка сайту