Зв'язатися з нами
Search
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in excerpt
Search in comments
Filter by Custom Post Type

/ Реєстрація

Почему железная дорога не справляется с грузопотоком

Назад до думок експертів

Железнодорожную логистику часто называют «узким горлышком» транспортировки сельхозпродукции. Это связано в первую очередь с недостатком подвижного состава, недостаточным путевым развитием ключевых станций, дефицитом тягового состава. Но где находится грань между этими факторами? Из-за того, что железная дорога не позволяет транспортировать весь урожай в запланированные сроки, первое, что приходит на ум ― увеличение вагонного парка, хотя сегодня уже понятно, что без увеличения тяги эту ситуацию не изменит, а увеличение тяги вероятно так же без реконструкций на ключевых станциях.

Новые схемы

Начали появляться призывы пустить частного собственника в обеспечение движения на железной дороге. Тут, как бы не хотелось разбавить государственную монополию, не думаю, что это возможно. Ведь дело не только в том, что нет политической воли, чтобы дать возможность частникам обеспечить тягу. Просто на всех уровнях отсутствуют регуляторные механизмы, которые позволили бы синхронизировать работу госпредприятия и частной тяги. Пока нет возможности обеспечить свободу действий частному лицу, которое не интегрировано в «Укрзализныцю».

Единственный возможный механизм ― это покупка тепловозов/электровозов и передача их в лизинг государству. Но и под него не проработаны конкретные планы действий. «Укрзализныця» на примере лизингов с подвижным составом предложила достаточно сырую схему, которая, во-первых, не показывает нормальной окупаемости инвестиций, во-вторых, пока не даёт ответы на вопросы по гарантиям перевозки.

 

УЗ призывает: инвестируйте в развитие инфраструктуры, и она будет работать на вас! Но как это будет обеспечено и где оговорены гарантии инвестора ― пока непонятно. Сейчас «Укрзализныця» делает первые шаги на пути к тому, чтобы решить вопрос с вагонами. Наверное, если бы решился этот вопрос, то потребовалось бы еще не менее года или двух для того, чтобы адаптировать такую же программу для тягового состава.

Существует программа, которая позволяет частному инвестору купить вагон и передать его в лизинг «Укрзализныце» для обеспечения приоритетных грузоперевозок по своим направлениям. Но примеров использования этой программы на практике пока нет. Собственник получает лизинговые платежи плюс — вагон в приоритете ездит по вашим маршрутам. Но неизвестно, как это все может быть воплощено организационно. Поскольку сейчас обеспечение движения на «Укрзализныце» никак не учитывает приоритеты инвесторов.

Больше зерновозов ― меньше проблем?

Сама идея о том, что для спасения аграрной логистики нужно больше зерновозов, неправдоподобна. Кажется, что сейчас есть недостаток подвижного состава, но, при его увеличении на 20-30% мы получим уменьшение оборачиваемости того же состава. Грузопоток не увеличится от количества вагонов.

Из года в год мы наблюдаем постоянные подпоры конечных складов вагонами. Достаточно распространена ситуация, когда припортовые станции стоят и не могут обработать подвижной состав, в т.ч. вовремя выдать порожний. Соответственно, если мы к этому количеству вагонов добавим еще 30-40%, то учитывая перерабатывающую способность станции и наличие выставочных путей для этих вагонов, ситуация еще сильнее обострится. Обработка подвижного состава на конечных станциях только усложнится с увеличением количества вагонов.

Большое количество вагонов изношено и постепенно будет уменьшаться численность инвентарного парка. Вот это стоило бы компенсировать увеличением частного парка. Все равно какой-то баланс должен сохраняться, и это, в первую очередь, баланс между количеством зерновозов, тягой и перерабатывающей способностью станции.

Соединить невозможное

Для того, чтобы кардинально изменить ситуацию, нужны колоссальные инвестиции. Если мы говорим, что сегодня инвестиция в строительство зерновоза, составляющая $40-45 тыс., не дает окупаемости в течении обозримого срока (она часто выходит за пределы 10 лет), и к этому всему еще добавляются инвестиции в тепловоз и путевое развитие станций, на которых ты работаешь, то, скорее всего, это ни в какие рамки бизнеса не уложится.

Зачастую инвестор, который работает в АПК, ― это специалист в отрасли АПК, но совершенно необязательно, что это будет специалист-оператор подвижного состава железнодорожных вагонов. Сейчас в больших холдингах рождаются подразделения, которые владеют вагонами, но по большому счету это совершенно разные бизнесы. Производство сельхозпродукции, трейдинг этой продукции и оперирование железнодорожными вагонами ― это абсолютно разная специфика, требующая своих специалистов, компетенций, шаблонов. По сути, это просто интеграция пусть даже смежного, но совершенно другого бизнеса.

Процесс отгрузки зерна в зерновозы
Процесс отгрузки зерна в зерновозы

Да, во всех капиталистических странах происходит укрупнение бизнеса и то, что хорошо финансируется, подминает под себя смежные отрасли. Но в случае с агросектором и железнодорожной логистикой это не так. Здесь нет здорового баланса. Нормальная устойчивая структура любого профильного бизнеса ― это специалисты, которые хорошо знают свое дело. Отрасль, которую они хуже знают, они аутсорсят и отдают другим профильным специалистам.

Например, у компании «Кернел» собственных вагонов нет, только арендованные. «Кернел» не хотел брать на себя непрофильный бизнес, а готов платить за нормальные услуги. Это был совершенно здоровый подход компании на рынке, которая хотела заниматься тем, что она умеет хорошо делать. Они пошли по разумному пути, но цены на рынке постоянно взлетают, и это может привести к обратному результату. Если рынок вынуждает даже таких крупных игроков, как «Кернел», покупать свои вагоны ― это не совсем здоровый порядок вещей.

Борьба монополий

Инвестиции аграрной отрасли в подвижной состав ― медаль с двумя сторонами. С одной стороны, инвестиции в инфраструктуру, но с другой ― это приход, я бы сказал,чуждой культуры на железную дорогу, которая не имеет традиций и достаточного багажа знаний в управлении подвижным составом и тягой. В любом случае, если появятся крупные инвесторы со стороны АПК, они получат долю влияния на операции, которые будут происходить на железной дороге, и не факт, что это влияние будет благотворным. Скорее всего, это будет просто протекционизм своих интересов в ущерб сбалансированной гармоничной работе того же подвижного состава и тяги.

Если бы у нас потребитель по справедливым ценам мог заказывать услугу перевозки, скорее всего, такая модель была бы более здоровой. Но сейчас происходит борьба одной монополии против крупных бизнесов, которые пытаются подвинуть эту монополию. В любом случае, в этой борьбе мелкому потребителю практически при любом развитии событий ничего не достанется. Если крупные игроки АПК будут инвестировать в развитие инфраструктуры, они получат такое влияние, которое оттеснит мелких игроков еще дальше от потребления данных услуг. Если не будет давления и будет достаточная протекция государственного монополиста, то, вероятнее всего, мы не получим достаточной эффективности.

 

Судьба рынка в ближайшем будущем

Украина находится у порога своего экспортного потенциала. Сейчас в «Укрзализныце» новая управленческая команда и хочется верить, что они смогут повысить эффективность хотя бы на 10-15%. Ведь организационными моментами ее тоже можно улучшить.

Кроме того, ликвидная инфраструктура ― это то, что сейчас в Украине доступно и будет развиваться. Тяжелая инфраструктура будет догонять ликвидную, если там закончатся резервы. К ликвидной инфраструктуре относится, в первую очередь, автотранспорт. Разумеется, что количество инвестиций, рост подвижного состава и грузопотока коснется автотранспорта. Мы наблюдаем положительную динамику по улучшению строительства и ремонта дорог в Украине. Можно обсуждать качество этого ремонта, но тем не менее мы понимаем, что расходы на инфраструктурную часть дорог в государстве однозначно есть, поэтому, в первую очередь, рост грузопотока будет на автотранспорте.

Влияние тарифов

Тарифы «Укрзализныци» на перевозки влияют на многое. Например, на целесообразность автотранспортных грузоперевозок. Сейчас тарифы постоянно растут, на них также влияют инвестиции частников в подвижной состав. Любой новый построенный вагон ― это накопление потенциала по увеличению расценок на перевозки.

Автоперевозки ― это однозначно дорогая логистика. Их нельзя сравнивать с железнодорожными. Но кроме номинальной цены логистики, есть еще понятия ликвидности и доступности. Логистика ― это часть зернового трейдинга внутри страны. Она позволяет получить лучшую цену, если ты способен поставить товар в кратчайший срок. Автомобили, являясь более дорогой логистикой, имеют более высокую ликвидность и позволяют получать больше выгоды при трейдинге, чем при поставках с условиями ЖД.

Отгрузка зерна на автотранспорт
Отгрузка зерна на автотранспорт

Цены на топливо растут медленнее, чем тарифы на железнодорожные перевозки. Поэтому пока привлекательность автотранспорта растет. Калькуляция показывает, что возить за 200-300 км ― это экономически адекватный предел, который обеспечивает автотранспорт, но по факту мы видим зерновозы, которые ездят и за 450-550 км по Украине. Поскольку такая ситуация повторяется из года в год, значит это приносит прибыль, а не убытки.

latifundist.com

Інші думки

Зв'язатися з нами

© Асоціація
виробників, переробників та експортерів зерна
, 1997-2018.
При цитуванні і використанні будь-яких
матеріалів посилання на Українську зернову
асоціацію обов'язкове. При використанні в
інтернет обов'язкове так само гіперпосилання
на http://uga.ua Розробка сайту